Протоиерей Ростислав Лозинский

В 2019 году исполнилось 25 лет со дня кончины протоиерея Ростислава Лозинского, удивительного человека, пастыря и учёного-историка, большой период жизни которого был связан с Эстонией. Ростислав Романович Лозинский родился 27 февраля 1912 года во Пскове, но его детство и юность прошли в Тарту, куда семья перебралась во время гражданской войны. В 1929 году Ростислав Лозинский окончил русскую гимназию, где Закон Божий преподавал протоиерей Анатолий Остроумов, который помог формированию в душе мальчика стремления к храму. По окончании гимназии Ростислав Лозинский поступил на богословский факультет Тартуского университета, который окончил в 1934 году, защитив кандидатскую диссертацию.
В 1934 году скончался священник Николай Ратьковский и оказалось вакантным место настоятеля Нарвского Свято-Троицкого храма. Претендентов было трое: замещавший настоятеля священник Григорий Троицкий, священник Усть-Наровской Владимирской церкви Евгений Яхонтов и Ростислав Лозинский, пока еще студент университета.  Учитывая просьбу приходского совета и общего собрания прихожан, а также прекрасные рекомендации и отзывы, митрополит Таллинский и всея Эстонии, управляющий Нарвской епархией, Александр (Паулюс) назначил настоятелем прихода Ростислава Лозинского, который за месяц до этого вступил в брак с Софьей Емельяновной Фрорин. Интересно отметить, что на тот момент, 7 мая 1934 года, когда в Нарвский Епархиальный совет прихожане отправили официальное прошение о назначении на должность настоятеля Ростислава Лозинского, он не имел еще духовного сана. Приход нуждался не только в новом настоятеле, но и остро ощущал потребность в энергичном, молодом, деятельном и образованном священнике.
4 августа 1934 года в Таллинском Александро-Невском соборе митрополитом Александром (Паулусом) была совершена диаконская, а на следующий день и священническая хиротония Ростислава Лозинского. Молодой священник получил под свое окормление храм, расположенный вдалеке от центра города, в окружении красивого парка на берегу Наровы. Церковь была построена владельцем льнопрядильной фабрики бароном Александром Штиглицем для своей жены. Под храмом была устроена семейная усыпальница, где и были похоронены сам барон и его супруга. Семья Лозинских поселилась в квартире двухэтажного дома в парке, но вскоре переехала в отдельный коттедж. Обстановка в квартире, по воспоминаниям Ксении Григорьевой, учившейся у отца Ростислава, была скромной и неброской, но запомнился кабинет, который можно охарактеризовать одним словом: книги и рукописи Они были везде: на большом письменном столе, на подоконнике и на стульях. Круг интересов отца Ростислава был очень разносторонним: он прекрасно разбирался в литературе, истории, искусстве, владел несколькими иностранными языками.
Помимо пастырской деятельности, отец Ростислав преподавал в нарвской русской эмигрантской гимназии, где сменил на посту законоучителя отца Павла Дмитровского, избраного в 1937 году епископом Нарвским. Регулярного автобусного сообщения между городом и льнопрядильной фабрикой не было. Отец Ростислав приезжал, а, вернее сказать, мчался, подоткнув полы рясы, на занятия в гимназию на велосипеде. Когда священник появился в Нарве, он был самым молодым. От всей его высокой стройной фигуры веяло исключительным благородством. При этом отец Ростислав держался очень скромно и естественно, не любил фотографироваться. Во время богослужения он полностью уходил в молитву, и если позволяли обстоятельства, то закрывал лицо руками. Отца Ростислава очень любили дети, иногда ученицы младших классов водили вокруг него хороводы, а он невозмутимо возвышался над ними. Он учил своих воспитонников воздержанию и не формальному отношению к молитве и посту.
Жена отца Ростислава Софья Емельяновна – верная спутница жизни и хранительница семейного очага – окончила филологический факультет Тартуского Университета, а потом, в разные годы, работала воспитателем и учителем. Матушка скончалась в 1970 году в Туле.
У отца Ростислава и его супруги было двое сыновей: старший Борис и младший Сергей. Борис родился в 1937 году в Нарве, окончил медицинский институт в городе Иваново, куда переехала семья из Эстонии, впоследствии он стал известным врачом, был награжден несколькими орденами и медалями. Борису Ростиславовичу было присвоено звание «Заслуженный врач РСФСР».
Младший сын Сергей родился в Эстонии в 1939 году. После окончания школы он поступил сразу в 3-й класс Московской духовной семинарии, и успешно ее закончив, – в академию. 19 декабря 1962 года Сергей принял монашеский постриг с именем Марк – в честь апостола и евангелиста Марка. В 1963 году иеродиакон Марк окончил Академию со степенью кандидата богословия и Советом МДА был оставлен при академии в качестве профессорского степендиата. В 1964 году Святейший Патриарх Алексий (Симанский) рукоположил отца Марка в сан иеромонаха. В 1969 году отец Марк после успешной защиты магистерской диссертации «Духовная жизнь мирянина и монаха по творения и письмам епископа Игнатия (Брянчанинова)» был утвержден в должности профессора Московской духовной академии. Он проделал большой труд по систематизации и комментированию огромного архивного материала из наследия епископа Игнатия, в частности, подготовил полное собрание писем святителя. Отец Марк составил учебные пособия по гомилетике, собирал и изучал материалы по Оптиной пустыни, рецензировал кандидатские и магистерские работы. Многие его объемные и содержательные статьи были опубликованы в «Журнале Московской Патриархии», в бюллетене Среднеевропейского экзархата «StimmederOrthodoxie», в журнале Патриарших приходов в США «OneChurch», в «Вестнике Русского Западноевропейского экзархата Московского Патриархата» и других изданиях. Скончался игумен Марк 29 января 1973 года в результате приступа сахарного диабета в Туле,  в гостях у своего отца. Отец Марк был погребен на Спасском кладбище Тулы рядом с могилой матери.
В середине 30-х годов ХХ века священник Ростислав Лозинский принимал активное участие в деятельности Русского Студенческого Христианского движения (РСХД), объединявшего не только студентов, но и молодежь различных возрастов. Центр движения размещался в Париже, и в руководство входили известные русские религиозные деятели: священники Сергий Булгаков и Сергий Четвериков, а также философы Василий Зеньковский и Николай Бердяев. Первый кружок РСХД возник в Таллине, но вскоре отделения движения были созданы в Тарту, Нарве, Печорах и Валга. Деятельность христианского движения была очень разнообразной и носила не только религиозный, но и культурно-патриотический характер, способствуя утверждению русского национального самосознания и распространению русской культуры.
В 1940 году, после вхождения Эстонии в СССР, были отменены уроки Закона Божьего в школах, прекратилась выплата жалования причту от администрации национализированных мануфактур. Как вспоминают современники, чтобы содержать свою семью – матушку и двух сыновей — отец Ростислав вынужден был браться за самую тяжёлую физическую работу. Его взяли грузчиком в красильный цех фабрики, но  рабочие этого цеха, возможно вчерашние прихожане, часто издевались над священником.
1 марта 1942 года отец Ростислав Лозинский был переведен из Нарвы в Таллин настоятелем Александро-Невского кладбищенского храма. Об этом периоде жизни священника сохранились обширные воспоминания митрополита Корнилия (Якобса): «Отца Ростислава я знаю очень давно. Когда он появился в Таллине, я только окончил гимназию. Его энергия, молодость, деловитость, организаторские способности и определённая открытость привлекали к нему церковное юношество. Он принадлежал к новому поколению священников. Впервые мы встретились в военные годы, когда он стал настоятелем кладбищенского храма в Таллине. Храм был запущенным. Но, окормляемый таким пастырем, несмотря на войну, преобразился. Из кладбищенского превратился в приходской, богослужения стали регулярными, люди потянулись в храм. Отец Ростислав, тогда молодой священник, умел находить контакт с людьми. Он не только совершал богослужения, но проводил и внебогослужебные беседы. Тогда, когда о. Ростислав начал служить в Таллине, были времена церковного раскола: митрополит Александр вышел из подчинения экзарха митрополита Сергия, то есть юрисдикционно перестал подчиняться Московской Патриархии. Отец Ростислав сразу выбрал правильный путь и остался в ведении епископа нарвского Павла, своего руководителя и наставника в пастырской деятельности. За короткий примерно двухгодичный период пребывания в Таллине, было сделано много полезного для Церкви: в частности было организовано духовное окормление лагерей интернированных в Эстонию русских людей из Брянской и Орловской областей. Ездили туда для Богослужений, раздачи Евангелий и гуманитарной помощи. В одном из бараков устроили временную церковь, отслужили литургию и даже крестили. Позднее в лагеря много ездили другие священники, в частности священник Михаил Ридигер, но инициатива в организации этого важного дела в первую очередь принадлежит отцу Ростиславу. Вообще, нужно сказать, что он был, с одной стороны, человеком ума, а с другой отличным организатором, человеком дела, в круг «дел», разумеется, входили и сами христианские дела. Я могу считать отца Ростислава своим учителем в пасторско-приходской жизни».
Александро-Невский кладбищенский храм в Таллине был разрушен 9 марта 1944 года и 12 октября протоиерей Ростислав Лозинский был переведен настоятелем Успенского собора Тарту. По воспоминаниям его духовной дочери Валентины Владимировны Медведевой: «… Время было тяжёлое, народ бедный, церковь содержать было трудно, не было дров для отопления, поэтому посещаемость была ограниченная. Постепенно жизнь налаживалась, службы совершались во все недельные и праздничные дни. По воскресеньям после вечерни служились акафисты со всенародным пением. Настоятель был отцом для прихожан, вникая во все нужды, старался помогать во всём, был доступен. Можно было прийти к нему и домой для разрешения духовных проблем. Он старался организовать и прихожан для оказания взаимной помощи бедным и больным и сиротам. Поскольку отец Ростислав вырос в Тарту, здесь же окончил русскую гимназию и богословский факультет университета, он был своим человеком для местной интеллигенции, душой общества. Всегда по приглашению, как в старые добрые времена, посещал прихожан в дни Рождественских праздников и в дни Святой Пасхи. Все это создавало атмосферу доверия и духовного уюта».
В 1957 году закончился эстонский период жизни отца Ростислава. Он очень стремился в Россию и после войны неоднократно предлагал протоиерею Георгию Алексееву: «… поедем в Россию, там такое поле деятельности для священника».
Началась новая страница в жизни протоиерея Ростислава Лозинского. В 1957-1960 годах – он священник кафедрального собора в Иванове, в 1961-1968 годах – клирик Костромской епархии. С 27 августа 1968 года – тульский этап в жизни о. Ростислава, он был назначен настоятелем храма св. Иоанна Предтечи города Венева Тульской области, но 1 февраля 1969 года был переведен настоятелем храма Двенадцати Апостолов города Тулы. В 1961 году отец Ростислав экстерном окончил Московскую духовную академию и 30 декабря 1968 года защитил диссертацию на степень магистра. В 1989 году протоиерей Ростислав Лозинский был удостоин степени доктора богословия. Весом список церковных наград отца Ростислава: Святейшим Патриархом Алексием (Симанским) в 1964 году он был награжден митрой, в 1980 году Святейшим Патриархом Пименом (Извековым) – правом ношения второго креста, а также орденом преподобного Сергия Радонежского третьей степени, в 1984 году – правом ношения третьего Патриаршего креста и орденом преподобного Сергия Радонежского второй степени.
Тульский период жизни протоиерея Ростислава Романовича Лозинского был наполнен огромной духовной, исследовательской и общественной работой. Он много работал над историей храмов и монастырей Тулы и ее окрестностей. Когда над старейшим Всехсвятским некрополем нависла угроза уничтожения отец Ростислав образовал общественное движение в его защиту, стал духовным руководителем движения «Тульский некрополь». Именно с этого времени началась планомерная работа по благоустройству старинных участков кладбища, регулярные воскресники, очистка памятников, их изучение, освещение этого исторического наследия на радио, в газетах, на телевидении. Роль отца Ростислава как организатора, духовного наставника была огромна, и как следствие, после его кончины появился музей «Тульский некрополь» – плод его бесценных духовных трудов. Перу протоиерея Ростислава Лозинского принадлежат более 40 работ на различные темы: «Страницы минувшего» (1979 г.) – рассказ об истории тульских храмов, «Некрополь среди града» (1985 г.), посвященная истории Всехсвятского кладбища и его изучению специалистами Минкультуры РСФСР в 1980 годах. Первый выпуск буклета «Тульский некрополь» (1991 г.). Один из его главных трудов – книга «Пастырь на приходе» о практике пастырского служения. В последние годы жизни он жил мечтой о создании в Туле «Палаты древностей», заботился о возрождении Щегловского монастыря, о тульских храмах, о сохранении кладбищенской стены (в этом деле он принял самое живое участие). Авторитет протоиерея Ростислава был велик в культурных кругах города. Ему первому среди священнослужителей Русской Православной Церкви в 1992 году было присвоено звание почётного гражданина города Тулы.
Особое внимание отец Ростислав уделял людям, которые впервые пришли в храм. Батюшка до конца своих земных дней не мог мириться с тем, что взрослые люди крестились лишь в силу традиции. Он всегда старался приобщить их, ничего не понимающих, ко Христу, к Церкви. Отец Ростислав старался отложить таинство крещения для изучения основ христианской веры. Он всей душой старался передать каждому хотя бы крупицу своей любви к Богу. Новокрещаемого отец Ростислав знакомил с небольшим кругом верующих для взаимной поддержки и помощи, укрепления еще такой молодой и хрупкой веры.
Отец Ростислав был миссионером, распространяя любовь к Богу и человеку, заповеданную людям Христом. К нему шли труждающиеся и обремененные, кроткие и не очень; у него находилось слово для каждого. Как и апостол Павел, он говорил с каждым на его языке. От отца Ростислава исходила такая сила душевного тепла, мира, любви, радости, которую мог не ощущать только человек крайне бесчувственный. Рядом с ним каждый получал не только моральную и духовную поддержку, но и становились выше своих слабостей и грехов, понимая, что его не осуждают, а сочувствуют и любят.
Отец Ростислав знал, как немногие, историю церкви, православие было его средой, воздухом, которым он дышал, русские святые — собеседниками. Батюшка любил церковное пение. Прекрасно знал иконопись. Его богословские работы тому подтверждение. Он учил видеть эту красоту, радоваться жизни и благодарить Творца. Учил, как важно отдавать все, что имеешь, Богу и людям. Часто напоминал: «Милостыня — начало всякому добру, это сухари на дальнюю дорогу». Батюшка был по сути своей миссионером добра и любви, приобщая людей к православным ценностям.
Протоиерей Ростислав Лозинский отошел в жизнь вечную в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы 7 апреля 1994 года и был похоронен при храме Двенадцати Апостолов в Туле. В 1995 году решением Тульской городской Думы в знак признательности заслуг и трудов пастыря, улица Дивизионная, где жил батюшка, получила его имя – улица Ростислава Лозинского.

Сергей Мянник